Величие и блеск Востока: золотой султанат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Величие и блеск Востока: золотой султанат » Реальность » Странности только начинаются


Странности только начинаются

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время действия:
Июнь 1330 года, после пиршества в честь победы
Место действия:
Покои принца Джафара.
Участники:
Джафар аль Махмуд, Джамиля
Сюжет:
Джафару хочется посмотреть на Джамилю, чему она обучалась за то время, пока он ходил в походы, и он не успел рассмотреть свою наложницу за время пира. Но, когда настала ночь, он уже вправе творить всё, что захочет, с девушкой.

0

2

Всё же иногда так приятно, когда после хамама располагаешься на подушках, нежишься, и вокруг слышно не завывание ветра в пустыне, а пение птиц в саду, твой взор услаждают павлины, слышен смех девушек, звонкий, переливчатый, а в животе приятная тяжесть после изысканно приготовленных бараньих рёбрышек. Принц отослал прислугу, которая вознамерилась было раздеть его - в походах он привык всё делать сам, приказав разве что позвать музыкантов, его очи сегодня будет услаждать новая наложница, которая пока что разделяет жизнь в женской половине дворца. Со временем он направится к себе в Аравию, поскольку родной брат - лучший сатрап великого султана. Или останется здесь в качестве советника, а править пошлёт верного человека. Там как решит его брат, светлейший султан.
  Дорогой тюрбан, украшенный множеством драгоценных камней, отложен в сторону, Джафар встрепал свои непослушные волосы и посмотрел на перстни, что были сложены на подносе - он носил их только на людях, каждый из них что - то значил. Среди них и личная печать принца, витиеватая загогулина, означающая его имя и титул в султанате. Чуть распахнул халат, давая телу впитать прохладный вечерний воздух после бани. Какое же наслаждение. Аааа...
  Пришли музыканты, припали, целуя пол перед принцем. Один из них чернокожий, остальные - арабы, как и он сам. Джафар уже успел понежиться, поднялся, ожидая, когда же слуги принесут фруктов и напитки. Одного из них он остановил.
  - Да будут славны дни твои, принц Джафар аль Махмуд. да не коснётся тебя сталь врага, а только губы юной девы. Да проведёшь ты свою оставшуюся жизнь в покое и неге...
  - Ещё чего - презрительно фыркнул Джафар в ответ на последнее пожелание - вот только вечного покоя мне и не хватало. Ты меня что, за евнуха держишь? Ступай вон и передай, чтобы привели Джамилю в мои покои.
  Джафар даже позволил себе улыбнуться, представив жизнь, которую пожелал ему слуга. Сколько знати позволяло себе расслабиться в роскоши, превращаясь из грозных орлов в жирных каплунов, которые уже разучились летать. Такое празднество и роскошь сгубило халифат, когда с восточных земель поползли дикие орды монголов, сметая всё на своём пути. Не помогло ничто, даже сплочённость халифов, изнеженность обернулась тем, что мужчины разучились держать саблю в руках, пришлось потомкам грозных завоевателей учиться заново садиться на коней. Спасло то, что в скором времени рвущаяся на запад орда приняла ислам и обратила свои взоры на языческие земли и золотых божков. Но мир с ними непрочен. Те земли, откуда прибыла Джамиля, раздроблены перед неудержимой лавиной всадников.
  Думы о политике и стратегии настолько поглотили Джафара, что он не услышал тихие шаги бывшей княгини. Лишь когда вновь воцарилась тишина, он обернулся, разглядывая прикрывшую лицо девушку.
  - Ты сейчас исполнишь танец, Джамиля - сказал Джафар - хочу видеть, как ты танцуешь.

+1

3

С утра Джамиля почему-то волновалась. Недавно она сдала экзамен на джарийе, и в эти дни должна решаться ее судьба. Кому достанется белокурая славянка? Останется ли она в гареме, и султан призовет ее в свои покои? Или кто-то из его визирей станет обладателем непривычной для этих мест красоты?
Джамиля не находила себе места. И оказалось, не зря. Потому что ее позвали на пир... и там, на пиру... взволнованная девушка тольком не поняла, что произошло. Да, ее отдали в невесты Джафару. Брату султана.
Он красив и великий воин.
Он наград и побед достоин.
Будут битвы, бои, сраженья.
В них победы и пораженья...

Могла ли думать боярская дочь Ольга Морозова, убегая из дома в неизвестность, что причудливые нити судьбы приведут ее в золотые пески султаната? И - боги великие! - не в наложницы, которым судьба ублажать господина, коли дойдет до них его внимание, а в остальные дни прозябать в пышных покоях, в лучшем случае ожидая ребенка, в худшем - сходя с ума от скуки. В невесты, в жены прочат светловолосую боярышню!
После пира Джамиля вернулась к себе и рассказала о своем новом статусе. Девушки, жившие в соседних покоях, взволнованно щебетали, обсуждая новость. Завистливо прочили Джамиле большое будущее, особенно если родит сына султану. Гадали, куда переведут жить везучую славянку. Уставшая от мыслей и пережитого волнения девушка извинилась перед товарками и ушла к себе. Что теперь?
Хочет ли жениться сам Джафар или это только воля его брата? Может, брат султана откажется...
Ладно, что теперь... В любом случае от нее ничего не зависит. Как бы то ни было.
С пира ее отослали сразу, и что решил Джафар, девушка не знала. Поэтому сейчас, услышав от слуги, что господин призывает ее к себе, растерялась. Как одеться? Для чего зовет ее господин? Усладить взор танцем, а слух песней? Или... ей предстоит вручить ему свое тело? Джамиля грустно вздохнула, держа в руках принесенные служанкой шелковые шаровары. Не то чтобы она горела желанием оказаться в постели Джафара... Только кто ее, рабыню, спросит? Приказ господина - закон для раба. И что бы он ни потребовал - он это получит. Вряд ли мужчину, привыкшего к безоговорочному подчинению окружающих, волнуют чувства юной игрушки... Он даже не подумает о том, чего хочет или боится девочка, подаренная ему. И это нормально для здешних мест. Если ты раб, никого не интересует ни твоя душа, ни твое сердце, ни твой разум. Тело и послушность - вот ценности красавиц в гареме.
Могла ли думать дочь боярина, что станет однажды такой же лишенной воли и права выбора, как дворовые девушки? Тем, что жили в их доме, не приходилось страдать. Морозовы добры были со своей дворней и не разлучали пары и семьи, не заставляли выполнять свои прихоти. Добрая душа да верная служба - вот чего требовалось от слуг, и те щедро платили любовью к хозяевам и хорошей работой за добро. Пока выкупанную Джамилю натирали маслами и благовониями, она позволила себе немного подумать о доме..
Надев серебристые, расшитые бисером, шаровары и такой же лиф, Джамиля прикрепила к поясу длинные широкие ленты такой же ткани, к низу которых пришиты были монетки и серебряные колокольчики. На талию лег пояс из монеток, свисающих гроздьями на бедра. Возможно, господин потребует танец... Или, раздевая свой подарок в постели, загорится страстью... Поверх шаровар легла еще юбка из тончайшего газа, оттенком похожая на яблоневый цвет. А грудь, сжатую лифом, прикрыла кофточка того же материала с широкими рукавами, колоколом спадающими к ладоням, и завязанным на животе узлом.
Сверху Джамиля набросила абайа, в которой была на пиру, и закрыла лицо и волосы никабом. Нацепив гишна, она обулась и поспешила в покои Джафара.
- Приветствую тебя, мой господин, - склонила голову в поклоне, войдя внутрь. - Счастлива лицезреть тебя. Что желаешь ты, мое солнце и звёзды?
Танец... Не зря одевалась.
- Как прикажешь, господин мой, - еще ниже поклонилась Джамиля. Подойдя к музыкантам, шепнула им несколько слов, а затем скрылась за занавеской, отделяющей диван, на котором сидел Джафар, от своеобразной прихожей. Быстро сбросила абайа и выпорхнула пред очи господина. Зазвучала мелодия. Сначала медленная, тягучая. У Джамили был неплохой слух, что позволяло ей легко осваивать песни и танцы новой родины. И сейчас она плавно изгибалась в танце, выписывая бедрами и грудью замысловатые фигуры танца. Резкий удар барабанов - и быстрое движение бедрами рождает веселый перезвон монет и колокольчиков. Взметнулись вверх руки с платком, стремительно повернулась танцовщица, выгнувшись так, что мостиком перекинулся взгляд к мужчине. И тут же выпрямилась, закружившись вокруг себя, резко двигая телом, вызванивая на монетках тихую мелодию.
Снова плавные ритмы, и танцовщица опускается на колени, закрыв себя платком, а затем осторожно выпрямляется, как цветок, политый волшебной водой. Руки взметнулись вверх, уронив легчайшую ткань, и та невесомым листком упала на колени господина. А Джамиля грациозно кружилась в новом витке танца, мягко и легко поворачиваясь в том или ином движении. Воистину танцы востока - танцы женщин. Как ни любила девушка родные хороводы, но все-таки именно в этих, страстных и загадочных движениях, раскрывается суть женщины, ее душа и магия.
Последние, стремительные, резкие звуки музыки, и так же молниеносно, импульсивно, порывисто танцует светловолосая славянка в ритме восточного танца. И вот, словно враз закончились силы и дыхание девушки, падает она на колени перед господином, сложив руки в жесте покорности и молитвы. Получилось? Понравилось? Поднять глаза на того, кому принадлежит отныне, Джамиля не решалась.

Отредактировано Джамиля (2013-01-20 17:29:04)

+1

4

Всё время, пока шёл танец, Джафар сидел молча, лишь изредка припадая к мундштуку с ароматным дымом, втягивая и выпуская через ноздри, почти не дыша, застыв, подобно тигру, разглядывающему свою будущую жертву, которая окажется в его когтях. Почти чёрные в полумраке ночи, освещённой светом ламп, глаза принца неотрывно следили за девушкой - так тигр следит из своего укрытия за движениями лани. Чуть прищурив глаза, неподвижный, хотя внутри уже всё готово к тому, как вопьются его клыки в беззащитную шею грациозного животного, язык вкусит свежую, тёплую кровь, когти вопьются в нежное и упругое тело. Победы на военном поприще должны перейти в победы на совсем ином, и иного не дано Аллахом - так рассуждал про себя полководец и философ великого султана, разглядывывший хрупкую девичью фигурку, исполняющую танец, её воздушные, почти невесомые движения - европейские женщины не уступают во многом женщинам правоверных земель, надо признать.
  Танец закончился, и тишину дворца нарушал разве что стрёкот цикад, да иногда рычали сторожевые псы в клетках, готовые вырваться из своих клеток и напасть на непрошенного гостя, если он осмелится придти сюда. Стоит стражнику приподнять створку железной клети... далее Джафар предпочитал не думать. Один раз он сам лично отдал приказ затравить такими собаками провинившегося. Когда казнённый отбежал на расстояние полёта стрелы, послушные псы сорвались следом... когда на конях прискакали его паши, собаки уже заканчивали своё кровавое пиршество. Джафар, при всей своей философской натуре, мог быть на редкость безжалостным.
  Сейчас далеко не тот случай, сейчас он расправится разве что с невинностью юной наложницы, что возбудила в нём уже знакомое томление в паху, подогреваемое дымом из кальяна, да, Амир прав, пора бы и подумать о продолжении рода своего, прав мудрец, сказавший, что...
  О словах мудреца, сравнившего путь одинокого с высохщим деревом, Джафар решил не вспоминать, к чему это? Он не прочил себя в отшельники, что приходили в столицу - и тепло принимались народом, либо же изгонялись камнями. Воспоминания, идущие один за другим, как движения юной Джамили. Почему - то эта мысль рассердила Джафара.
  - Пошли прочь - скомандовал он музыкантам, оставившим их одних в покоях принца. Он всё смотрел на девушку, склонившуюся перед ним в смиренном поклоне, и ожидающая его воли. Взгляд упал на резной столик, где стояла накрытая для него посуда, то, что он любит, и то, что не отяжелит после обильного пиршества его тело, в особенности живот.
  - Разлей кофе - это уже приказ юной деве. Танцует она великолепно, но каковы её манеры? Его брат прав, он слишком долго провёл времени, так и не обзаведясь жёнами и потомством, проводя время в военных палатках со своими полководцами, освобождая земли от чужестранцев, вторгшихся более сотни лет назад. Их изгоняли, но они возвращались. И ещё раз. И ещё. но вот, уплыли их корабли в свои земли, и теперь торговые дела приходят на смену военным. Кофе - тонкий намёк на то, что ночь не для сна сегодня.
  - Присядь рядом - ещё один приказ девушке, и медленный кивок, чтобы она села рядом с ним, откинул тонкую вуаль, всё ещё скрывающую её лицо. Да, её красота экзотична, непривычна - даже там, где его воины врывались в крепости крестоносцев, и приводили пленных дочерей, он не видел такой красоты. Казалось, её никак не коснулись пороки, рождаемые войной и раздорами, интригами. Смирение, и не только смирение - много неизвестного таит в себе юная дева, сидящая перед ним. Умна? это он узнает немного позже.
  - Расскажи о своей земле - это уже не приказ. Но и отказать ему нельзя.

+1

5

Господину понравился танец.
Откуда она это знала - Джамиля не смогла бы объяснить. Чутье, то, что в женщине заложено от рождения, подсказало, что рассмотрел, разглядел, увидел то, что языком танца хотела сказать ему девушка.
А она говорила о любви. Той, которой еще нет между ними, которая может появиться из ниоткуда... или остаться там, коснувшись двоих лишь крылом страсти. А может, коснется только его, оставив тело наложницы холодным и напряженным от страха.
Каким он будет с ней? Ласковым и нежным - или властным, жестким, безжалостным? Джамиля хорошо помнила, как насиловали ее служанок разбойники, не заботясь о том, что их жертвам больно и страшно. Они лишь брали свое, торопясь получить удовольствие и не обращая внимания на крики.
Как берут наложниц в гареме? Быстро и равнодушно? Жестко и властно? Нежно, стараясь разбудить ответную страсть? Как берет своих женщин тот, что сидит сейчас перед нею, покуривая кальян и следя внимательными глазами за плавными движениями той, что танцевала для него, а сейчас сидит у его ног, готовая выполнить любой его приказ?
- Да, господин, - кивнула Джамиля, изящно и красиво держа кофейник и разливая ароматный напиток по серебряным чашкам. Кофе - значит, спать им сегодня не придется. Никогда не пьют кофе те, кто хочет заснуть в скором времени, ибо напиток этот бодрит и будоражит кровь. - Что желаешь ты узнать о моей родине, господин? Она бескрайняя и щедрая... У нас бывает зима, когда без теплой шубы и сапог не выйти на улицу... здесь я скучаю по снегу, хрустящему, белому... По которому легко скользят полозья саней, который слепливают в шарики дети, а потом кидают их друг в друга. У нас совсем другая природа... Пески только по берегам рек и в южных губерниях. Мне рассказывали наши купцы, что на юге страны так же жарко, как здесь. А у нас бывают дожди... Знаешь, когда осенью листья из зеленых становятся золотыми, алыми, багровыми.... Начинаются ливни, капли колотят по крышам, мгновенно намокает одежда, волосы... Я не знаю, что рассказать тебе о Руси... Это очень красивое место. Там добрые люди соседствуют со злыми, как и здесь. Там другая вера... и находятся те, кто не принимает византийского учения, а продолжает хранить свою веру, веру предков, которые не были рабами богов, а детьми их, которые умели разговаривать с лесом и водой, землей и зверями.
Она взволнованно поправила волосы, не глядя на своего нового хозяина. Как можно с ходу рассказать о другой стране? Так, чтобы он представил, как наяву, пронзительную синеву летнего неба, прохладу рек, щиплющий язык вкус свежего кваса, теплую корочку только что испеченного хлеба?
- Может, ты спросишь что-то, господин? - тихо предложила Джамиля, придвигая ему новую чашку кофе взамен опустошенной. - Мне трудно сразу рассказать тебе все... Русь давно существует и она огромна. В ней столько красоты и богатства, что сложно охватить сразу...

0

6

- Что такое дождь, мне ведомо - ответил Джафар, вспомнив их поход и как в пустыне заволокло небеса грозовыми тучами. Как лили дождь, а он стоял перед строем солдат и кричал речь перед штурмом крепости. Как он смотрел сквозь дождь на его воинов, бегущих через пролом в стене на штурм крепости крестоносцев. И как ярко засияли небеса, украшаясь радугой, после победы. "Аллах акбар", кричали воины, и вечером уже мулла говорил свои "ашхаду анна ил Иллаха ун Мухаммадун рассулу лахи" (верю, что нет бога, кроме Аллаха, а Магомед пророк его), а здания весело блестели от капель, словно покрытые драгоценными камнями, когда он въезжал в захваченный город.
  - Ты умна, Джамиля - сказал Джафар, разглядывая девушку - участь простой наложницы недостойна тебя. Завтра утром ты предстанешь перед Валидэ, я скажу ей своё волеизъявление насчёт тебя. Мой брат прав, пора мне осесть и подумать о наследниках. Наши земли расширяются, и будущему султану, Зафиру, понадобятся надёжные сатрапы. Кто подарит мне наследника, пусть решит судьба...
  Коые, который он допил, и поставил чашу. Продолжил.
  - А сегодняшней ночью ты разделишь ложе со мной, Джамиля. Я приму тебя - отвегни он Джамилю, это было бы бесчестьем для юной девы - как подарок моего брата. Ценный подарок, я скажу.
  И готовность посмотреть, точно ли подготовили её к тому, чему готовят в гареме? Танцевала она отлично. Умеет поддержать разговор. Умеет вести себя, прислуживая своему господину. Это всё надо было ухватить за короткий срок, она иноземка. Как поведёт себя она в дальнейшем? Будет ли она милосердна? Да, она кротка, но как насчёт иной добродетели? Он уже нашёл, к чему придраться, но это он скажет потом. После того, как Джамиля прольёт свою невинность.
  Джафар вытащил острый кривой нож, и развернул девушку к себе спиной. треск разрезаемой ткани, когда дорогая одежда упала к ногам Джамили, к её ногам упали и шаровары...Принц нетерпеливо подтолкнул девушку к своему ложу.
  - Тебя не умастили благовониями - Джафар сказал это, когда уже всё закончилось, Джамиля рассталась со своей девственностью в его постели. После всего Джафар поднялся, отпив шербету, он пил жадно, и сладкий напиток тёк по его бороде.
  - Завтра служанки получат по двадцать плетей. Они должны были подготовить тебя - как среагирует девушка, бросится ли умолять его о милости, или же промолчит?

+1

7

Джамиля очень боялась того, что ей предстоит ночью... Только природное упрямство и характер не позволили ей показать страх, когда она прислуживала господину. Как ведут себя в постели мужчины, когда это не насилие? Впрочем, в чем-то насилие и есть... Ведь славянку не спросили, хочет ли она отдаться принцу, нравится ли он ей... Просто подарили. Как вещь, как игрушку... Подобное встречалось и дома, но Ольга, воспитанная в бережном отношении к людям, не понимала подобного.
Как теперь не понимала Джамиля. Опустившись на постель, она сжалась, ожидая прикосновений господина. Он вел себя достаточно бережно и осторожно с ней - не как разбойники с ее служанками. Он ласкал девушку, целуя и поглаживая ее тело даже в самых потайных местах. Краснея от смущения, Джамиля послушно поворачивалась, повинуясь рукам принца, позволяя ему ласкать себя. В какой-то момент ей удалось расслабиться, доверившись его рукам и губам... и тогда где-то внутри сладко екнуло... Но в следующий момент принц резким движением вошел в девушку, заставив ее вскрикнуть от боли и выгнуться. Шепча что-то ласковое, он целовал ее лицо, впитывая губами слезы, успокаивал... А затем принялся двигаться, впечатывая хрупкую фигурку наложницы в мягкую постель. Боль вскоре утихла, но волшебных ощущений, которые обещали более опытные рабыни, уже познавшие мужскую постель, не появилось. Означало ли это, что она, Джамиля, не приспособлена для плотской любви? Или, может, все дело в том, что она совсем не знает Джафара, не умеет еще доверять ему, не любит?
Когда принц получил свое удовольствие от тела подаренной славянки и сел в постели, взяв чашу сладкого напитка, он вдруг высказал недовольство ее служанками, не подготовившими Джамилю должным образом.
Но... как же? Ее выкупали и умастили, как положено! Просто масло было без запаха...
- Господин мой, - тихо позвала Джамиля, сделав глоток воды. Прикрывшись тонким покрывалом, она придвинулась к принцу. - Ты несправедлив к моим служанкам, они все верно выполнили, подготавливая меня к приходу сюда. Я сама попросила намазать мое тело маслом, не имеющим запаха, ведь я не знаю, какой аромат по душе тебе, мой повелитель. И девушки не знают этого тоже - ты нечастый гость во дворце. Что, если бы я пахла сейчас тем, что тебя раздражает? Прошу, не наказывай их, они старались и выполнили все, о чем я попросила их...Пожалуйста, будь милосердным!
Она несмело коснулась плеча господина, искренне желая, чтобы он услышал и понял ее, чтобы служанки не пострадали.
А еще Джамиле очень хотелось поговорить об их отношениях дальше... Но время для этого еще не пришло. Господин не сказал пока, что хочет видеть ее своей женой, он только завтра обещает высказать свою волю...И не исключено, что придется вернуться обратно в гарем... или же стать простой наложницей принца. А вот если Джафар решит все же жениться, то... ведь семья - это не только постель, правда? Отец с матерью любили друг друга. Они разговаривали на всякие темы, не только о хозяйстве... Отец дарил любимой цветы и подарки, показывал свою любовь. И если им с Джафаром предстоит быть семьей... Не слишком ли смело будет попросить его видеть в ней не только красивую девушку для постели, но еще и собеседника, видеть не только тело, но и душу, сердце?
Но это завтра... Если воля Джафара будет на то, чтобы его женой стала славянская наложница... А пока надо усмирить его гнев, чтобы он остыл и не наказывал ни в чем неповинных девушек... И Джамиля, холодея от собственной смелости, встала на колени позади принца и принялась мягко разминать его плечи тонкими пальцами...

+1

8

- Ты не только умна. Ты ещё и милосердна. Что ещё раз доказывает, участь простой наложницы недостойна тебя. Завтра я изъявлю свою волю, что ты станешь женой принца Джафара.
  Да, его брат мудр, и разбирается в женщинах, и видит насквозь то, во что Джафар всматривается внимательным взглядом, ищет ответ, на который Амир уже его знает. Он не собирался никого бить плетьми, но, если бы Джамиля, опасаясь разгневать его, не заступилась бы за девушек - он отослал бы её обратно в гарем, вызывая к себе исключительно для услады тела. Дворцовые интриги женской половины ему чужды, он знал о них всего лишь понаслышке, и не хотел вслушиваться. Не к лицу стратегу и почти правителю слушать женские сплетни. Кто знает... если Джамиля сможет родить ему наследника, сына, то её кротость, милосердие и мудрость могут вознести её высоко в его семье.
  - Что ты делаешь? - вдруг гневно вскричал Джафар, в комнате было темно, а плечо у принца болело. Прошло три года, как он получил стрелу в это плечо, оно зажило, оставив тонкий шрам, он свободно держал ятаган правой рукой, но если надавить, пусть и не сильно, на место ранения, то боль получилась очень сильная.
  - Никогда более не делай так, Джамиля. Тебе ничего не сказала Валиде?
  Разве что его мать знала, что над Джафаром месяц колдовали лекари, держа его в палатке, когда стрела, которую обмакнули в гниющее тело коровы, попала ему в плечо, занеся трупный яд в тело. Травы и крепкий организм - вот то, что спасло Джафару жизнь, да и молитвы матери, её слёзы, мольбы Аллаху, услышанные Всевышним, да славится его имя.
  И только сейчас он понял, что прижимает славянку за плечики к подушкам, глядя в её испуганные глаза, мгновенная реакция на боль, Джафар отпустил девушку, уже ласковее проведя ладонью по груди.
  - Что ещё тебе не сказали?
  Впрочем, как могла ответить на этот вопрос Джамиля? И кто не рассказал? Никто и не знал, до сегодняшнего вечера, что Джамиля будет подарена ему, принцу Джафару. Он сам определил её судьбу, дав ей возможность стать женой принца. По законам шариата нельзя иметь более четырёх жён даже принцу. Даже султану. Хотя, говорят, у Сулеймана ибн Дауда их было более сотни. Или тысячи. Принц не помнил точно, что сказано в сурах Корана, на и там ли сказано о древнем царе.
  - В это место мне попала стрела. Ты не виновна, что этого не знала.
  Перегнувшись, Джафар посмотрел на перстни, да, этот подойдёт. Золотой, с его именем и знаком султанской династии. Ему он мог налезть разве что на мизинец, а вот Джамиле он мог быть как раз.
  - Одень его - сказал принц повелительным голосом - это даёт тебе право просить от моего имени. И ещё... этот перстень можешь носить только ты. Любая другая, кто осмелится одеть его, будет выпорота безо всякой пощады. И покажи Валиде этот перстень. Он скажет всё безо всяких слов.
  Да, принцы просто так не разбрасываются своим именем, и, раз уж он даёт девушке этот знак.. что ж, он возвысил Джамилю. Нет, она не станет змеёй, осмелившейся ужалить своего господина, или же принести яд.

+1

9

Джамиля каким-то чутьем угадала, что верно ответила Джафару. Нет, она в любом случае заступилась бы за служанок, ни в чем не повинных... Но если при этом еще и угодила господину... Облегченно вздохнув, девушка продолжала разминать плечи принца... как вдруг оказалась на спине, пригвожденная к подушкам железными пальцами хозяина. Что? Что она сделала?
Принц, сверкая глазами, прошипел, чтоб она не смела больше так делать. Как? Испуганная девушка дрожала, не понимая, в чем ее вина. Побледнев, она ждала уже, что пальцы повелителя сомкнутся на ее горле...
Как вдруг он отпустил ее и ласково погладил. Так вот в чем дело! Оказывается, Джамиля нечаянно причинила боль повелителю...Но откуда ей было знать? Кто и когда мог бы рассказать ей о привычках, ранениях, предпочтениях принца? До сегодняшнего утра славянка не знала, что ее подарят Джафару. К тому же принц нечасто бывает во дворце, и о нем не знают девушки в гареме и их служанки - основная среда, в которой общается Джамиля. Кто бы ее к Валиде пустил, интересно? Только во время экзамена и общались, но там не до расспросов было, к тому же о Джафаре стало известно только на пиру.
- Прости, мой повелитель, - стараясь сдержать дрожь в голосе, прошептала девушка. - Я хотела погасить твой гнев, но только разожгла его своими неумелыми руками. Не сердись на меня, милосердный господин, я ничего не знала о твоем ранении. Я и о тебе-то слышала мало... Откуда мне было знать, что сегодня я буду подарена тебе и окажусь в твоей постели?
Кажется, принц понял, что разгневался зря, что наложнице просто неоткуда было знать о его ранении.
- Господин мой, я буду благодарна, если ты расскажешь мне о себе, чтобы больше не повторялось ничего подобного, - отодвинувшись от принца, тихо попросила Джамиля. - Я ничего не знаю о тебе, и мне... было бы проще, если бы ты сразу объяснил, чего я не должна делать с тобой...
Как спросить его о том, что произошло между ними? А вдруг она что-то сделала не так?
- Мой повелитель...- покраснев, девушка смяла покрывало, в которое куталась. - Я... хотела спросить... было ли тебе хорошо со мной? Оправдала ли я твои ожидания? Подобное впервые для меня... Да, мне рассказывали о том, что и как происходит, но... одно дело рассказы... а другое испытать самой... То, что я ничего не чувствовала... это плохо? Я что-то не так сделала? Прости мне мои расспросы, господин, но я не хочу разочаровать тебя...
Протянув руку, Джамиля молча смотрела, как на пальце сверкает перстень принца. Что это значит? Кто она теперь? Джафар сказал, что завтра объявит ее будущей женой. Это признак невесты принца?
- Скажи мне, мой господин... Меня готовили быть наложницей, но не женой... И я не знаю ваших семейных обычаев... Должна ли жена быть просто усладой для тела и взора или ей позволительно разговаривать с мужем, делить с ним его заботы и радости, быть другом и беречь его? На моей родине семьи были разные. Порой выдавали замуж или женили по политическим или денежным причинам, и хорошо если муж с женой привыкали друг к другу. Прости, я запутала тебя... Я хотела спросить, - решилась девушка. - Могу ли я попытаться подружиться с тобой? Узнать тебя поближе, привыкнуть к тебе. Возможно, это даст мне шанс стать ближе тебе, если ты позволишь... Если для тебя жена - это не просто красивое тело и послушный нрав... Но если я даже как жена не имею права ни на что, кроме твоей милости, прошу, забудь этот разговор...
Высказав то, что волновало ее весь вечер, Джамиля подлила принцу щербета и придвинула вазу с фруктами, очистив хурму маленьким ножичком. Услышит ли он ее? Сможет ли понять? Или не суждено ей создать такую семью, как та, в которой выросла - полной любви, доверия, нежности и понимания? Когда муж и жена связаны не только венчальным обетом и детьми?
Помогите, родные боги и Аллах, которому принадлежит теперь славянка... Раз уж ей суждено жить в этом мире, то почему не попытаться стать в нем своей? Создать семью, которая будет радостью, а не адом...

Отредактировано Джамиля (2013-02-11 01:03:52)

+1

10

- Зачем тебе знать о моих заботах? - резко спросил славянку принц Джафар - обсуждать планы походов или государственные дела не женское дело, и, скажи, как ты разделишь их, расскажи я тебе, что лекари предвещают чуму, если не расчистить выгребные ямы? или что затонули корабли, которые везли зерно, и теперь Бурсу может ожидать голод, если мы не отправим ещё флот в Венецию закупать зерно?
  Джафар неожиданно придавил плечики Джамили к постели, навис над ней.
  - Я забуду твои вопросы. И, пока ты не родишь мне наследника, мальчика, ты не вправе задавать мне подобные вопросы. Когда ты родишь мальчика, ты снова спросишь об этом. Если ты поспешишь, я дам тебе ответ плетью. На первый раз я забуду, сделаю снисхождение на то, что ты иных земель, иных нравов.
  Заметив капельки крови на простынях, Джафар поднялся, подпоясал уже вновь одетые шаровары кушаком.
  - Кто бы ни воспитывал тебя здесь, Джамиля, они либо глупы, либо дерзки. Что делает наложница, попав на ложе её хозяина? Она благодарна за то, что господин позвал её. Ты же сразу захотела большего, того, чего может быть достойна Валидэ. На первый раз я забуду это.
  Джафар громким голосом позвал прислугу, прибежало несколько девушек - служанок, испуганно глядящих на принца, гнев которого всё усиливался. Он даже не посмотрел на то, одета ли Джамиля, да и какая разница, он звал не стражников, а служанок.
  - Омойте её - рявкнул он - и смените постель. Простыни. И умастить самым дорогим розовым маслом, С самыми изысканными запахами. Да её умастить - он уже заорал на прислужницу - а ты - уже к Джамиле - вернёшься, и не позже, чем песок полностью закончится здесь.
  Джафар перевернул песочные часы, времени вполне хватит, чтобы Джамилю успели омыть, для этого не нужно растапливать бани, умастить и привести обратно.
  - Скажите музыкантам, чтобы не ложились. Пусть готовятся играть снова.
  - Гнев принца можно погасить только послушанием - шепнула одна из служанок Джамиле, девушку уже выводили, Джафар крикнул ей вслед, чтобы снова готова была усладить его взор танцем, и, успокаиваясь, сел у окна, разглядывая рассевшихся на ветвях садовых деревьев уже уснувших павлинов.

+1

11

- Господин мой, - тихо проговорила Джамиля, придавленная к дивану. Жаль... видимо, доверия в семье не будет, и ее роль - лишь красивая игрушка в постели принца... жаль... - Я не задавала этих вопросов. Я лишь спросила, дозволено ли мне когда-нибудь их задать...
Неизвестно, услышал ли Джафар ее объяснение, но разозлился он здорово. Позвал служанок, приказал искупать девушку и снова натереть ее маслами. На сей раз уточнил, какие запахи нужны. Вдогонку прилетело приказание танцевать по возвращении. Джамиля только улыбнулась. Она уже знала, каким танцем погасит возникший на пустом месте гнев господина.
Быстро ополоснув тело с помощью служанок, Джамиля попросила умастить ее розовым маслом с добавлением жасмина, мелиссы и сандалового дерева. Эта смесь оказывала успокаивающее действие на тех, кто его вдыхал. А во время танца аромат разгоряченного тела распространится по комнате, и принц успокоится.
Вернулась Джамиля в комнату, когда песчинок оставалось еще достаточно. Джафар сидел у окна, поглядывая на павлинов. Склонившись к музыкантам, девушка шепнула им, что надо сыграть. Зазвучала нежная, причудливая мелодия, похожая на журчание ручья на заре. Джамиля, одетая в длинную юбку с разрезами и лиф с широкими прозрачными рукавами, медленно выплыла на середину комнаты, чтобы принцу было видно ее движения. Плавно взметнулись вверх руки, похожие на лебединые крылья. Изогнулось тонкое тело, тростинкой замирая на ковре. Босые ножки переступили назад... Девушка мягко повернулась, откинув голову назад, отчего волосы волной расплавленного золота стекли по спине вниз. Нежные, плавные движения танцовщицы завораживали. Этот танец Джамиля придумала сама, вплетя в него родные хороводные мотивы и тягучие восточные ноты. Он был похож на хоровод - танцовщица пересекала комнату кругами и восьмерками, возвращалась и закручивала причудливый рисунок, ведомый только ей. Мягкие движения и рисунок танца тоже были частью плана утишить гнев принца...
Ароматы масел расплылись по комнате, и Джафар должен был уже успокоиться. К тому же плавный танец мягко переступающей по ковру девушки, напоминающий раскрытие цветка на рассвете, должен был подействовать на взвинченные нервы мужчины. Завершая танец, Джамиля искусно подплыла к сидящему у окна принцу и мягко опустилась у его ног в жесте абсолютной покорности. Крылья-рукава накрыли голову стоящей на коленях девушки, мягко опадая на пол...

Отредактировано Джамиля (2013-05-16 14:18:15)

0

12

Джафар сидел на окне под резной аркой, даже когда заиграла музыка и Джамиля выпорхнула на себедину его покоев, ступая босыми ножками по роскошному ковру, и её движения больше стали напоминать движения лебедей, что прилетали в их пруды, в зимние месяцы, и сам Джафар любил, стоя у пруда, кидать им белый пшеничный хлеб, птицы доверчиво брали корм из рук, и всё равно улетали в весенние месяцы, наверное, радовать чужие взоры своей природной грацией и строгой красотой. Павлины великолепны, но Джамиля напоминала не менее великолепных птиц, пусть у них и не было столь величественных и красивых хвостов. Павлины красивы, но лишены дара услаждать слух. Соловьи невзрачны, но их пение услаждает самые прихотливые уши. И только такие, как Джамиля, услаждают взор грациозными движениями под столь же сладостную музыку. Так мыслил сейчас Джафар, даже когда музыка закончилась, а Джамиля села у его ног.
  - Пошли вон.
  Эти слова относились к музыкантам. Он подождал, когда они остались вдвоём, и, спрыгнув с подоконника, подошёл к девушке, приподнял за подбородок и заглянул в глаза, отметив про себя то, что от Джамили теперь приятно пахло успокаивающими ароматами, потому принц притянул девушку к себе, пройдясь носом между ложбинок её грудей, решительно провёл ладонью по плечику, освобождая Джамилю от одежды...
  На сей раз он получил больше от тела Джамили, нежели в первый раз, а прохладно - сладкий аромат масел, смешанный с настоями трав, подействовал успокаивающе, потому Джафар не стал гнать от себя девушку во второй раз. Так и сказав, что она до утра останется с ним. Утром уже можно будет отослать юную деву обратно в женскую половину дворца, а пока она будет спать в его покоях.
  Но и задуматься тоже было над чем. У Зафира дочь, и, если Джамиля родит мальчика, то это может означать борьбу за престол в будущем, если и далее у племянника будут рождаться девочки. Пока ещё руки султана не подняли вверх мирно спящего внука по его прямой линии. Джафар предпочитал не думать о власти, уверенный, что при его горячем, как у необъезженного скакуна, нраве, он может принимать слишком поспешные решения, они хороши на поле брани, но не на троне. Если его брат мог терпеливо слушать мнения его визирей, даже расходящиеся с его мнением, то Джафар слишком вспыльчив. Джамиля знала, как усмирить его гнев. Но, кроме Джамили, никто не знал подобного способа. Было над чем подумать принцу, он должен смотреть, как и его брат, на много лет вперёд.
  Пока рано об этом думать. И кто знает, у Амира обязательно должны быть внуки мужского пола. Пусть сам Зафир ещё молод, и жизнь как Зафира, так и его, Джафара, вся впереди, кто знает, что случится. Советовал брат остепениться, осесть, обзавестись жёнами и наложницами. Джамиля мудра. Не по годам. Участь простой наложницы недостойна её. Она кротка, приняла его волю. Вот только слишком покорна, зажата в себе, она подчинилась ему полностью в его постели, но ни одной соблазняющей позы... всё же если вспомнить ту, которая была его наложницей, до того времени, когда он отправился в поход, и не дождавшаяся его, умершая во время его похода. Джафар, тем не менее, успел забыть её имя. Она, наверное, просто не умеет раскрываться. Можно безупречно налить в чашу шербет или кофе, но не раскрыть, не подчеркнуть своё тело, не показать желания. Стоит сказать об этом, наверное. Чтобы в гареме научили Джамилю раскрываться полностью. Или такая холодная быстро отойдёт на второй план. Так умело раскрыть себя в танце ,и так сковаться среди шёлковых простынь и подушек.
  - Ночь жаркая, или тебе холодно? Раскройся - Джафар откинул тонкую ткань, прикрывающую обнажённое тело Джамили, желая, чтобы девушка не скрывала свою наготу.

+1

13

Хвала богам, господин успокоился! Джамиля облегченно позволила поднять себя, чувствуя, что от него не исходит больше ощущение ярости и гнева. Одежда слетела с девушки, и повторилось то, что было полчаса назад. И так же ничего не почувствовала юная наложница, лишь выполняя его волю. И Джафар остался недоволен ее скованностью... Но как стать более открытой, как показать то, чего нет? Ведь она не ощутила того, что предполагалось в постели...
- Господин мой... - послушно откинув ткань, выгнулась на постели Джамиля, открывая взору принца свое тело. - Я не знала других мужчин до тебя, но теперь и не хочу их знать... Ты лучшее, что мог послать мне Аллах, самый дорогой дар небес. Ты прекрасный воин и сильный мужчина... Мне радостно покоряться тебе... Благодарение Аллаху, что я досталась именно тебе... 
Маленькая женская хитрость... в словах Джамили не было лести, она искренне радовалась, что подарили ее молодому и красивому принцу, а не старику... что Джафар ласков с ней и что она нравится ему. Но как сделать, чтобы ему было не просто хорошо с ней, а великолепно?
Помня, что излишняя инициативность от женщин в этом мире не приветствуется, девушка не спешила проявлять ее... Но интуитивно поняла, что Джафар хотел бы более яркой реакции от нее. Судя по тому, что он потребовал раскрыться сейчас... Видимо, он считает, что нельзя стесняться своего тела. Джамиле было в диковинку подобное поведение, ведь дома она не вышла замуж, и никто не видел ее обнаженной... Но она больше не дома, надо подчиняться местным традициям. И юная наложница грациозно повернулась под его рукой так, что ладонь мужчины оказалась на ее бедре, а грудь коснулась его тела. В глазах девушки светилась искренняя радость и желание узнать ближе своего господина, сделать для него все, чтобы он был доволен. Закрыв глаза, Джамиля вдохнула запах принца, провела ладонью по его предплечью, а губами коснулась груди... Ей нравился этот мужчина... И она была уверена, что очень скоро научится желать его, получать в постели с ним то самое удовольствие, о котором слышала...

Отредактировано Джамиля (2013-05-21 13:43:30)

0

14

Похвалы, которые лились из уст Джамили, должны были порадовать принца Джафара, но он лишь нахмурил брови, слушая девушку. Её слова были искренни, если бы он уловил ложь, то приказал бы немедля поднять её, привязав к столбу, и высечь. Просто он вспомнил, как его брат Амир, уже став султанов, говорил приветливые слова посланникам их врагов, когда, после всего, Джафар кидался с гневными словами, крича, сто этих собак надо рубить, а не разговаривать с ними, и, тем более, не разделять с ними еду и питьё. Но султан знал, что делает, враги не объединились вокруг него, и были разбиты поодиночке, и позже Джафар мог убедиться в мудрости брата, побеждающей самых горячих и пылких врагов.Ей радостно покориться ему.
  - Ты покоришься мне полностью, Джамиля. И раскроешь себя так же здесь, на моих подушках, так же, как раскрыла себя в танце.
  Джафар потянулся, напоминая потягивающегося тигра, и даже запрокинул назад голову, зевая, положил ладонь девушке на голову, когда она коснулась губами его груди - не хотелось отпускать её какое - то время. Но пот и его пальцы разжались, и новая мысль пришла в его голову.
  - Я снова хочу танцев, Джамиля - принц поуютнее расположился среди подушечек, накинув на бёдра простыню - без музыкантов. Без одежды. Не одеваться. Нет - он вдруг остановил девушку - это ты исполнишь завтра. И скажешь, чтобы тебе обрили здесь - кивок на её интимное место. Смотреть, как Джамиля соблазнительно делает овал бёдрами, глядя на то, чего, по его мнению, у женщины не должно быть под плечами и над ногами.

+2

15

- Как прикажешь, господин мой, - промурлыкала Джамиля, когда Джафар отпустил ее голову. Страх постепенно отступал, девушка привыкала к своему господину. И то, что он делал с ней, становилось понятнее. Ненамного, конечно... Нужно будет еще поговорить с учителями в гареме и с наложницами, которым уже довелось отведать страсть. Пусть подскажут, как нужно себя вести, как доставлять удовольствие господину. Видимо, ему мало покорности... он хочет ответной страсти. А ее нет, ведь разогреть свою наложницу принц не догадался. Просто взял ее, не готовую, испуганную... Те ласки, которые он предпринял в первый раз, могли бы помочь, если бы продлились чуть дольше. В книге, которую недавно прочитала Джамиля, было написано как раз о таком. Когда мужчина готовит женщину к соитию, ласкает ее... Неужели принц не знает о том, что, желая ответа от девушки, он должен приласкать ее? И говорить ему об этом страшно.
Танец? Как это - без одежды и музыки? О боже...  Что за мысли приходят в голову господина... Джамиля покраснела, уткнувшись в его грудь. Понятное дело, она выполнит, что приказано... однако это будет сложно. Как-то нужно будет заставить себя не помнить, что она раздета... Или наоборот, исполнить его приказ раскрыться... соблазнить его танцем... А как соблазнять, если не понимаешь пока ничего? Боги родные, помогите... Или ты, Аллах, чьим сыном является мой господин...
- Хорошо, мой господин... - снова мурлыкнула Джамиля, кошкой выгибаясь в его руках. Жаль, в этой стране нет вина. Хоть Джамиля и не любила его, но для храбрости не отказалась бы. А так придется придумать что-то другое... Может быть, отвар трав... Если здесь есть подобные тем, что росли дома...

Отредактировано Джамиля (2013-05-21 13:40:40)

+1


Вы здесь » Величие и блеск Востока: золотой султанат » Реальность » Странности только начинаются


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC