Величие и блеск Востока: золотой султанат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Дары султана

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время действия:
июнь 1330 года.
Место действия:
Дворец султана
Участники:
Амир аль Махмуд, Амальрик
Сюжет:
После пиршества в честь победы Амальрик остаётся с султаном в одной комнате, для беседы. неторопливой беседы за пиалами, наполненными чаем. Султан решает развлечь своего полководца танцем, показав ему поистине божественный танец, для чего приглашена в залы султана та самая бывшая наложница уже поверженного сатрапа. Но не танцем поражает юная Ясмин бывшего крестоносца.

0

2

К большому сожалению Амира, пир был во многом испорчен расследованием смерти Зульфикара и переполохом вокруг него. Пришлось велеть вынести тело из зала, оставив при нем стражу и вызвав лучших лекарей и имамов. И замять волнение, велев продолжать. Поэтому все послушно постарались для виду забыть о произошедшем, и оставшееся пиршество прошло без приключений.
Но Амир строго запретил всем болтать об этом под страхом лишения головы.
Через час после пира он ждал к себе Амальрика, он хотел развлечь своего полководца танцем одной из своих наложниц, которую он держал для себя как личную танцовщицу, дабы не приглашать кого-то со стороны. По счастью или нет, султан ценил в Ясмин не столько ее физические прелести, сколько именно талант. Она еще не провела с ним ночь, да Амиру было не до того – он помнил случай с Надирой, как Зафира чуть не зарезала его за это... И пока не появилась Нафиса – пожалуй, самая опасная соперница для баш-кадины...
Это был сюрприз для Амальрика, султан хотел показать ему, как божественно танцует прекрасная Ясмин...
Амир пригласил Амальрика в кабинет, велел все приготовить, принести чай, разлить его по пиалам. И расположился на циновке, ожидая доклада о полководце.
- Его светлость великий полководец Амальрик. – доложил слуга.
Амир сделал знак, чтоб Амальрика впустили.
- Входи, Амальрик, располагайся. – сказал он. - Я давно хотел с тобой побеседовать, о делах и не только.
Он сделал приглашающий знак, чтоб Амальрик сел рядом с ним. И дал знак слуге подать гостю чай и оставить их наедине.

0

3

- Мир тебе, великий султан - Амальрик, оставив оружие у стражника, вошёл в покои, где султан принимал наиболее почётных людей, при этом пришлось совершить омовение рук и лица, новый обычай для него в своё время, в Европе просто приходил и садился за еду, отрывая куски мяса и запивая пивом, густым, крепким и пенным, здесь же мир полностью был иным. Он присел рядом с султаном на циновку, взял пиалу в ладони, предусмотрительно наполненную слугой чаем. Слуга, откланявшись, удалился, Амальрик посмотрел, как колыхнулись занавеси, когда резная дверь закрылась. Немногие удостаиваются этой чести, но всё же про него воины говорили "он только с виду неверный, но он один из нас. Он такой же, как и мы".
  - Дела сделаны - Амальрик мог позволить себе подобную вольность, когда они были вдвоём, без свидетелей в виде стражи, слуг или наложниц - на границах с Европой мир, мятежные провинции покорены, народ славит твоё имя. Только восточные земли таят угрозу, но монголы помнят, как мамлюки разбили их полвека назад и осмотрительны в вопросах нападения вглубь. Они, как шакалы, никогда не осмелятся напасть на тех, кто один раз задал им трёпку. Жаль, что я не вижу пути заставить их отступиться от торговых путей из Индии и Китая. Как истинные дети шакалов, они будут крепко держать зубами то, что захватили.
  Глоток чая, от глаз Амальрика не ускользнуло то, что середина зала ярко освещена светильниками, значит, великий султан хочет не просто побеседовать с ним о делах. Что ж, приятное зрелище ждёт его, не иначе. Или же он решил напомнить ему, что и такие воины, как он, должны рано или поздно остепениться, тем более, что в султанате мир. Он воспротивится любой попытке великого султана женить его или предложить наложницу, осесть на покой.

+1

4

Нельзя сказать, что Ясмин скорбела о своем прошлом хозяине, но картина того, как саблей ему отсекают голову до сих пор снилась ей в кошмарах. Но более всего потрясло ее то, с каким участием воины султана встретили эту казнь. Конечно, подобная кара послужит в назидание всем, кто посмеет разворовывать казну Повелителя, но не для женских глаз было это представление. Ясмин тогда чуть не лишилась чувств, помогли другие девушки гарема сатрапа.
Танцовщица стояла смирно, позволяя наложницам и калфе готовить ее к танцу. Сегодня она будет танцевать для Повелителя и его гостя, того самого палача, за которым тянется целый шлейф подобных рассказов.
- Ты ведь была одной из наложниц сатрапа, какого тебе развлекать его палача?
Любезно высказались одна из наложниц. Конечно их можно было понять, ведь Ясмин уже не в первый раз развлекает танцем султана, и он ценит ее умения, которые радуют его глаз, о большем она и мечтать не может. Она снова танцует, и по всей видимости ее танцы еще долго будут радорвать глаз повелителя.
- Мой бывший господин злоупотребил той властью, что даровал ему повелитель и заслужил подобной кары. Она сказала это так, чтобы наложниц вокруг решили, что для нее честь танцевать для военачальника, для кровавого палача. Но правда была в том, что Ясмин ужасно боялась этого момента. Конечно, он ее не помнит, ведь она всего лишь одна из многих, кого он мельком видел в тот день.
Когда приготовления были закончены, Ясмин осторожно взяла две сабли, украшенные драгоценными камнями. Они были не острыми, но и с ними нужно было обращаться осторожно. Через минуту она вышла к султану и его гостю, лицо ее было скрыто вуалью, она заняла начальную позу и дождалась, пока наложницы не заиграют свою музыку. Танец с саблями был очень редким, и сабли нельзя было рассматривать, как аксессуары. Они были полноценными партнерами танцовщицы. Женский танец живота с саблями всегда радует глаз. Контраст грозного холодного оружия восточных воинов и грациозного женского тела всегда привлекает, будоражит воображение. Впрочем, девушки не заставляют зрителей хвататься за сердце, выполняя смертельно опасные трюк и с саблями. Это красивое холодное оружие больше предназначено для красивых балансировок на голове, бедре и животе. Ясмин как никто другой могла показать красоту этого танца. А уж будоражить воображение она тоже умела. Музыка то ускорялась, то замедлялась, позволяя давно уже выученному танцу словно самому руководить танцовщицей. Но в один миг, когда сабля перемещалась с груди на живот Ясмин и тут она перехватывала ее рукоятку, вуаль соскользнула, отбрасывая заколку в сторону, и открыла лицо юной хатун для султана и его гостя. Ясмин лишь успела заметить жадный взгляд палача и упала на колени, закрывая лицо волосами.
- Простите, Повелитель!
Конечно Амальрик не должен был видеть ее лица, ведь она принадлежала гарему султана, поэтому испугавшись наказания, юная танцовщица выбежала из покоев. Танец был почти закончен, и Ясмин корила себя за такую оплошность. Она тихо сидела почти в самом дальнем уголке общей комнаты гарема, ожидая своей участи. Но кажется, никто и не собирался ее наказывать, потому что Калфа объявила, что пора готовится ко сну.

+2

5

- Мир тебе, великий султан - Дела сделаны на границах с Европой мир, мятежные провинции покорены, народ славит твоё имя. Только восточные земли таят угрозу, но монголы помнят, как мамлюки разбили их полвека назад и осмотрительны в вопросах нападения вглубь. Они, как шакалы, никогда не осмелятся напасть на тех, кто один раз задал им трёпку. Жаль, что я не вижу пути заставить их отступиться от торговых путей из Индии и Китая. Как истинные дети шакалов, они будут крепко держать зубами то, что захватили.
Амира тоже беспокоило поведение правительств восточных земель, особенно монголов, но он был согласен со своим полководцем, что после поражения, которое нанесли им мамлюки, они вряд ли решатся на что-то серьезное. Тем более что против империи османского султана у них силы неравны. Это точное сравнение – шакалы... Так и следует с ними обращаться. А вот торговля... Помешать им торговать где они хотят вряд ли удастся. Они мешались на торговых путях из Китая и Индии, создавая трудности для купцов султаната, облагая тарифами и запретами на ввоз товаров через их территории.
- Помешать им невозможно. Но мы можем им ответить, обложив пошлиной их товары, которые они провозят к нам. Что ж, раз, кроме этого, никаких вопросов нет, мы можем просто немного расслабиться. У меня для тебя сюрприз, Амальрик, я хочу тебе показать некое чудо природы, которое ты еще не видел. Уверен, ты останешься доволен. Второй такой танцовщицы нет больше в мире, и я ее показываю только самым близким друзьям. – и прежде чем Амальрик успел что-то возразить, дал знак рукой, и появилась прекрасная Ясмин, просто божественно начавшая танцевать с саблями..
Представление было испорчено, потому что у Ясмин соскользнула вуаль, открыв взору Амальрика лицо этой несравненной красавицы...
- Простите, Повелитель!
Амир только усмехнулся про себя, позволив красавице убежать. Он заметил жадный взгляд Амальрика. Конечно, его это забеспокоило, но ведь он сам хотел похвастаться... И султан сделал вид, что так и было задумано...
- Ну и как она тебе? – весело спросил он, в глазах его блестел хвастливый азарт.

0

6

Амальрик и не узнал её, он и не видел её там, во дворце сатрапа, коего казнил, он и не заходил в женскую половину дворца, предупредив так же своих воинов, что мародёр, укравший хотя бы пряник, будет заживо сварен в солёной воде, перед этим лишившись кожи. Его воины знали, что слов на ветер Амальрик бросать не привык, и потому никто и не подумал ворваться в гарем, чтобы обесчестить какую либо наложницу.
  Да, султан не солгал, в багровых тонах светильников танцовщица казалась богиней, райской гурией, и вдруг желание обладать ею возникло у полководца, да такое, что его пальцы сжали пиалу так, как он сжимал поводья у разгорячённого коня, когда требовал у животного немедленно подчиниться. Его пальцы, сжавшись, вполне могли сломать ключицу у человека, но круглая пиала выдержала насилие над ней. Он и не заметил, как блеск в глазах засверкал у него, выдавая его желания немедленно обладать этой грациозной, подобно серне, наложницей. А когда вуаль с лица столь неосторожно спала, он невольно подался вперёд, не заметив, как чай пролился на чистый белый халат Амальрика. Лицом она оказалась ещё более прекрасна. О Аллах, да я готов раздать милостыню нищим, мешок золота из своей сокровищницы, если великий султан уступит мне её. Но ты решил лишь похвастать мне, такое не отдают своим людям просто так.
  Чувствуя, как нечестивые желания овладевают им, Амальрик проводил взглядом убегающую девушку, опустил пиалу, чувствуя, как расслабляются пальцы, и чувствуя жар на коже. Вспомнилось, как он ходил в закоулки Басры, где он мог расслабиться в окружении продажных женщин, которые за его золото окружали его, почувствовал вдруг, как бы он сейчас положил свои ладони на груди этой красавицы. Конечно, за такое он махом останется без рук, ни на что не посмотрит султан, тут же отправит своего дерзкого слугу под топор палача, оставить его калекой умирать с голоду.
  - Ну и как она тебе?
  Вопрос султана. Амальрик улыбнулся, вспомнив данное повелителем обещание на пиршестве. Уголки губ скрылись в бороде полководца, он поправил аккуратно обмотанный тюрбан, на котором красовался полумесяц, усыпанный множеством мелких, искусно огранённых рубинов, и решил, что дерзость его будет тут нелишней.
  - Она прекрасна, повелитель, подобна райской гурии на небесах, где восседает всевышний. О великий, не вели казнить за столь дерзкие слова и за смелость мою, но прошу тебя, исполни слово, данное тобой. Обещание исполнить желание моё. Отдай её мне.
  Он ждал гнева султана и был готов к нему. Понимал, что сейчас он рискует утратить его милость, но не сдерзи он сейчас подобной просьбой, он не был бы самим собой. Он был Амальриком, полководцем, и шёл вперёд, не особо задумываясь о том, что станет делать дальше.

+1

7

- Она прекрасна, повелитель, подобна райской гурии на небесах, где восседает всевышний. О великий, не вели казнить за столь дерзкие слова и за смелость мою, но прошу тебя, исполни слово, данное тобой. Обещание исполнить желание моё. Отдай её мне.
Если бы сказка о золотом петушке была известна в те годы, то султан и его полководец очень напоминали бы ее героев, царя и мудреца. Только султан был поумнее этого пресловутого царя, не стал в ответ на просьбу Амальрика топать ногами, махать жезлом, или иначе высказывать свой гнев, и не скроем, ревность. Он нахмурил брови, в нем начал уже закипать гнев. Он хотел похвастаться редким сокровищем, но не более. Формально Ясмин - наложница, и хоть султан еще не провел с ней ночь, но все же Амир намеревался на днях пригласить красавицу к себе в покои. Нет, он обещал, конечно... И услуги Амальрика неоценимы... Но всему есть предел, и просьбам тоже! Такую танцовщицу он сам приберегал для себя.
Но Амир взял себя в руки. Он понимал его чувства, он видел взгляд полководца, видел, как он сжал пиалу, видел, как он облил дорогим чаем халат....
"Ладно же... Хочешь - получишь. Но сначала поборись за нее", - подумал он. - "так я тебе и отдал ее просто так..."
- Ты хорошо подумал, Амальрик? - спросил он. - Она принадлежит гарему, и я приберегал ее для себя. Нет бы тебе попросить должность какую при мне, привилегию? Коня с моей конюшни? Мне надарили в честь победы кучу великолепных коней, мне самому столько не надо... Я на днях намерен начать объезжать одного редкого бербера.. Могу подарить его тебе. Да любую из наложниц... А Ясмин редкое сокровище. Гордость дворца.
Но если ты тверд... Впрочем... Зачем же тебе просить? Амальрик, ты же сам берешь все, что тебе нужно. Сумеешь взять ее? Тогда она будет твоя.

Глаза султана горели азартом. Так отдавать такую божественную танцовщицу он категорически не хотел, а Амальрик в своей просьбе был дерзок до безумия. Другому он бы уже велел отрубить голову или руки на месте, но Амальрику позволялось то, за что другой давно поплатился бы. И то - балансирует буквально на грани немилости... Что ж... Пусть попробует ее сам взять. Если получится - он препятствовать не будет.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC